Олигархия

в мире богатства

Власть над сетью Bitcoin сконцентрировалась в Китае

Виртуальная валюта, которая задумывалась как свободная от любого контроля, оказалась под контролем страны, где она запрещена

В апреле в Пекине приземлилась делегация американских топ-менеджеров. Секретная встреча состоялась всего в нескольких кварталах от площади Тяньаньмэнь. Американские бизнесмены пытались склонить на свою сторону новых «делателей королей» мира виртуальной валюты, известной как биткоин.

Мало кто верил в успех новой валюты, а то, как сложно она устроена (суперкомпьютеры «добывают» монеты с помощью математических расчетов), казалось, не оставляет никаких шансов на успех. Несмотря на все, Bitcoin выжил и превратился в многомиллиардную индустрию. Система привлекла внимание крупных инвесторов Кремниевой долины и значительное число последователей на Уолл-стрит.

Нужно понимать, что Bitcoin — одновременно новая цифровая валюта и необычная финансовая сеть, и эта двойственность стала причиной кризиса идентичности системы. Как и многие другие технологии, виртуальная валюта разрывается между коммерческой стороной и чистотой замысла, лежащего в основе системы.

Bitcoin был задуман как система, которую не контролирует ни одно государство. Он был как бы везде и нигде одновременно.

Но, несмотря на это, несколько китайских компаний по существу взяли на себя управление большей частью сети. Это потребовало значительных инвестиций и постройки больших компьютерных ферм, расположенных в разных уголках страны. Американская делегация вылетела в Пекин, потому что именно здесь сконцентрировалась власть над сетью Bitcoin.

К моменту встречи, прошедшей в отеле Grand Hyatt, более 70% всех сделок с виртуальной валютой проходило всего через четыре главных китайских «добывающих» компании; большая часть — всего через две из них. Это дает им право вето на любые изменения в программном обеспечении и технологии Bitcoin.

Китайский рынок Bitcoin быстро превзошел западный. Здесь мало кого удивляют огромные инвестиции в серверные фермы, а также огромные обороты спекулятивных торгов на местных биржах. Согласно исследованию, проведенному для The New York Times компанией Chainalysis, в этом году на китайские биржи пришлось 42% всех сделок с Bitcoin. Только на прошлой неделе три китайских банка и интернет-гигант Baidu (NASDAQ: BIDU) инвестировали в американскую компанию Bitcoin Circle.

Такое влияние Китая вызывает опасения по поводу независимости и децентрализации Bitcoin — в Китае не редкость жесткое вмешательство правительства в экономику.

Эмин Ган Сирер, профессор Корнельского университета и исследователь Bitcoin, говорит: «Концентрация в одной юрисдикции не сулит ничего хорошего. Если децентрализация представляется нам ценной, нужно обращать внимание на такие вещи».

Влияние китайских компаний уже сыграло важную роль в гражданской войне, продолжающейся последний год. Участники сети разделились, а один из ведущих разработчиков виртуальной валюты прекратил участие в проекте. Кроме технических вопросов, камнем преткновения стало видение будущего Bitcoin: как виртуальная валюта будет выглядеть через 10 или 20 лет?

Согласно свежим данным о том, как используется Bitcoin, большинство сделок происходят на биржах — в основном китайских — где люди спекулируют на его стоимости. Люди, использующие Bitcoin, чтобы купить или продать товары или услуги, совершают малую часть сделок

 

Узкое место

В Grand Hyatt встречались руководители американских компаний, в том числе стартапов Coinbase и Circle. Все они работают над развитием сети Bitcoin, надеясь расширить ее емкость, чтобы она смогла обрабатывать больше транзакций и конкурировать в большими платежными системами вроде PayPal (NASDAQ: PYPL) или Visa (NYSE: V).

Текущий размер сети был задан еще создателем Bitcoin, Сатоси Накамото, который ограничил объем перемещаемых данных примерно семью операциями в секунду. Теперь, когда Bitcoin стал популярным, эти ограничения вызывают задержки с обработкой транзакций.

Американская делегация в Китае предлагала использовать программу Bitcoin Classic, где эта проблема решена.

Но, как уже было сказано, теперь такого рода решение нельзя принять без китайцев, а те оказались не согласны с американцами. Они приняли сторону другой группы разработчиков, которые предпочитали сохранить небольшой объем сети, в частности, по соображениям безопасности. Американцы же надеялись убедить китайцев перейти на другую сторону.

В конференц-зале отеля выступили несколько американцев со слайдами на английском и китайском. Каждый из них пытался обосновать расширение сети и убедить китайских коллег, в первую очередь, указывая на большие задержки в работе, возникающие из-за перегрузок. Китайские представители слушали и обсуждали аргументы между собой. Затем наступило время обеда, и все отправились в ближайший торговый центр за бараниной и дамплингами.

Брайан Армстронг, исполнительный директор Coinbase, вспоминает: «Мы повторяли снова и снова: так получилось, что вы — лидеры нашей отрасли, и все взгляды устремлены на вас. Проявите дальновидность».

Но убедить китайцев не удалось.

Некоторые считают, что китайские компании интересуются только краткосрочной прибылью, а не долгосрочным успехом проекта и его идеей. Впрочем, Бобби Ли, исполнительный директор компании Bitcoin BTCC, присутствовавший на встрече в Шанхае, не считает, что китайские представители представляли собой некий единый фронт. Он отмечает, что у них не было согласия по основному вопросу перехода на новую версию ПО.

По его словам, американцы не почувствовали атмосферы встречи. В интервью, данном на прошлой неделе, Ли заявил: «Это сильно перекликалось с нашей историей, когда представители западного империализма рассказывали нам, что делать. Китайский народ этого не забыл».

Добывающие мощности

Загадочный создатель Bitcoin (FX: BITCOIN), Сатоси Накамото, выпустил свою программу в начале 2009 года. Она была разработана, чтобы обеспечить движение, создание и хранение цифровой валюты — как когда-то электронная почта позволила отправлять письма без участия традиционных почтовых служб.

С самого начала система была создана децентрализованной — она управляется сообща всеми, чьи компьютеры подключены к Bitcoin и кто помогает обрабатывать транзакции. Это похоже на «Википедию», которая поддерживается тысячами добровольцев по всему миру.

Привлекательность такой модели в том, что в сети не образуется «точки отказа», и нет ни одной компании, закрытие которой властями привело бы к «падению» сети. Сторонники Bitcoin любили выражение «деньги без цензуры». Власть участников, то есть способность принимать решения, росла пропорционально их компьютерным мощностям, задействованным в обслуживании транзакций с новой валютой.

Стимул присоединяться был вполне ощутимый: каждые 10 минут один из компьютеров, помогающих поддерживать систему, получает новый Bitcoin. В среде Bitcoin этот процесс называется добычей или «майнингом» (от английского mining, добыча полезных ископаемых). Заодно эти компьютеры выступают для сети своего рода бухгалтерами.

В течение первых нескольких лет новую валюту использовали в основном для совершения нелегальных операций — к примеру, была знаменитая подпольная биржа Silk Road, ныне закрытая. Настоящую известность Bitcoin получил в 2013 году, когда стоимость цифровых денег резко взлетела — не в последнюю из-за того, что им стали активно торговать китайские инвесторы.

Ли говорит, что китайцы полюбили Bitcoin по нескольким причинам. Во-первых, правительство страны сильно ограничило количество потенциальных инвестиционных активов. Он добавляет, что дело также в высокой волатильности валюту — торговля становится похожа на азартную игру, а этот вид развлечения жители Поднебесной очень ценят.

Многие высказывали предположение, что китайцы используют Bitcoin для вывода капиталов из страны, Ли и другие эксперты говорят, что данные этого не подтверждают.

Ли, выросший в Африке и США и получивший образование в Стэнфорде, вернулся в Китай.

Он говорит: «Ни один китаец не поддерживает биткоин из-за того, что это либертарианский проект или из-за того, что он должен привести к падению режимов. Это просто инвестиция».

В конце 2013 года в результате спекулятивной активности на китайских биржах цена одного Bitcoin превысила тысячу долларов. Этот скачок и сопутствовавшее ему внимание СМИ привели к вмешательству китайского правительства, которое в декабре 2013 года запретило банкам проводить операции с Bitcoin-биржами, и тем самым пресекла начавший надуваться «пузырь».

Но шумиха пробудила массовый интерес к другому виду заработка: добыче Bitcoin.

Бывший инвестиционный менеджер Питер Ын — один из предпринимателей, которые перешли от торговли Bitcoin к их добыче. Сначала он «майнил» для себя, а недавно создал несколько дата-центров в разных частях страны, и теперь продает возможность запустить собственную «ферму». Сейчас у него уже 28 таких центров — это помещения, заполненные бесконечными стойками с серверами, спутанными проводами и шумом кондиционеров.

36-летний Ын говорит, что стал мастером по поиску дешевого электричества. Он находит места, где планировался тот или иной промышленный проект, и для снабжения его энергией была построена угольная или гидроэлектростанция. Если проект так и не был реализован, то электричество может стоить очень недорого. Он заявляет, что его компьютеры, добывающие Bitcoin, потребляют около 38 мегаватт электроэнергии — это сравнимо с потребностями небольшого города.

Люди, которые оплачивают серверы в дата-центрах Ына, обычно объединяются в группы или в «пулы», чтобы сделать заработок более предсказуемым. Одна из таких популярных групп, BTCC Pool, принадлежит компании Ли. В этом месяце на нее пришлось около 13% общей вычислительной мощности в сети Bitcoin. Самый мощный пул в Китае — и в мире — называется F2Pool, и это около 27% от общей вычислительной мощности сети.

Политика пулов

Владельцы пулов имеют право голоса по вопросу внесения изменений в ПО Bitcoin, и чем больше пул, тем больше голосов. Так владельцы пулов превратились в «делателей королей» этого мира. Если члены пула с чем-то не согласны, они могут переключиться на другой пул, но большинство «майнеров» интересуют доходы, а не политика сети.

Именно из-за своей роли владельца BTCC Pool Ли получил приглашение на встречу с американской делегацией. Также присутствовал и Ван Чун, контролирующий F2Pool.

Но, возможно, важнейшим участником китайского рынка является бывший инвестиционный аналитик, 30-летний Джихан Ву, основавший компанию, которую в Китае часто называют главной ценностью мира Bitcoin. В 2013 году эта компания, Bitmain, начала собирать компьютеры на чипах, специально разработанных для того типа вычислений, которые выполняются для «майнинга» цифровой валюты.

Компания производит и продает такие компьютеры, и ее штат насчитывает уже 250 сотрудников. Кроме того, она является оператором пула Antpool, и сама владеет значительным объемом «добывающих мощностей» в Исландии, Соединенных Штатах и Китае. Собственные компьютеры компании составляют примерно 10% от общей мощности мировой сети Bitcoin. Каждый день они добывают новых «монет» примерно на 230 тыс долларов.

Ву и другие китайские операторы пулов оказались удивлены и даже недовольны: в результате своих инвестиций они, сами того не желая, приобрели полномочия принимать решения о дальнейшей судьбе сети. По словам Ына, он часто слышит от майнеров: «Мы занимаемся „железом“, почему вы спрашиваете нас о каких-то программах?»

Такое отношение привело к тому, что большинство китайских «майнеров» оказались на стороне условных традиционалистов, которые сопротивляются изменениям в ПО сети. «Майнеры» не хотят рисковать сложившимся бизнесом.

Но в последнее время Ву все громче говорит о том, что, если сеть хочет выжить, ей необходимо расширяться. На прошлой неделе он разослал письмо, в котором предупреждает: если до июля сторонники «старого кода» не пойдут на расширение сети, он начнет искать альтернативные варианты решения проблемы.

Впрочем, это дискуссии программистов с инженерами и коммерсантами. Есть опасения, что в какой-то момент на правила сети решит повлиять китайское правительство. 2013 год показал, что Bitcoin достаточно заметен, чтобы на него обратили внимание.

Ву подобную озабоченность не разделяет. Он сообщил, что у Bitmain все больше американских клиентов, которые ставят серверы в штатах с дешевым электричеством, в том числе в штате Вашингтон, и добыча становится все более распределенной. По его словам, уже 30−40% серверов, производимых Bitmain, отправляются на экспорт.

Впрочем, пока Китай по-прежнему доминирует.

Ву говорит: «Китайское правительство обычно хочет, чтобы национальные компании занимали ведущую роль в новых отраслях экономики. Мы так и сделали».

БанкиЗаймы онлайн круглосуточно – быстро, эффективно, удобно и выгодно

article thumbnail

Ни один человек не может быть полностью уверен в том, что в его жизни никогда не возникнут ситуации, при которых срочно потребуется определенная сумма денег, отсут [ ... ]


PRБизнес-план для малого бизнеса - особенности написания

article thumbnail

Малое предпринимательство один из наиболее распространенных форматов ведения своего дела. Ведь небольшие фирмы имеют более простую процедуру открытия, требуют  [ ... ]