Олигархия

в мире богатства

Почему разговоры о заморозке добычи нефти важнее самой заморозки

Менее чем через неделю состоится встреча в Катаре, где ведущие нефтедобывающие страны планируют обсудить заморозку добычи. Впрочем, даже если им удастся договориться, цель здесь — не балансировка спроса и предложения, ведь фундаментальные показатели, влияющие на рынок сырья, меняются медленно. Гораздо больше участники конференции заинтересованы в управлении ожиданиями нефтяных рынков.

Аналитики Goldman Sachs в своем докладе утверждают, что «заморозка добычи на текущем уровне не ускорит восстановление баланса на рынке нефти», и прогнозируют, что встреча скорее приведет к падению, чем к росту цен.

И действительно, совокупный уровень добычи ОПЕК близок к абсолютному рекорду (свыше 33 млн баррелей в день), то же касается и другого участника встречи в Дохе, России (свыше 11,2 млн баррелей в день).

Кроме того, некоторые члены картеля повышают объемы производства в преддверии конференции; например, Ирак в марте поставил рекорд — 4,55 млн баррелей в день.

У американских же производителей, напротив, наблюдается спад. Уровень производства упал по сравнению с концом 2014 года.

В связи с этим, судя по всему, будут снижаться и запасы. Хотя они по-прежнему близки к рекордным, правительство сообщает о сокращении почти на 5 млн баррелей.

Об удивительной устойчивости американской добычи уже начали рассказывать сказки, но ничего волшебного в этой индустрии нет. Технологические достижения и финансовые инструменты важны, но в конечном итоге все сводится к тому, сколько вонючей черной жидкости удается поднять на поверхность.

Да, для американских сланцевых производителей хеджирование и прогресс технологий стали большим подспорьем, но теперь их влияние заканчивается. На относительно свободном рынке США инвестиции и рост добычи возможны в случае ожидания потенциальной прибыли, а на этих фронтах сейчас туго.

С другой стороны, страны Персидского залива и Россия готовы качать нефть при любой цене — для них это важный источник наполнения бюджета, поэтому при дешевой нефти ее просто приходится больше добывать.

Так что в течение ближайших нескольких лет традиционные производители вернут себе утраченную долю рынка, по крайней мере отчасти. И главная их проблема лежит вовсе не в плоскости рыночного баланса спроса и предложения. Им нужно держать цены на как можно более высоком уровне, но ниже некоего порога, после которого деньги снова потекут в американские сланцы, поднимая добычу в США.

Единственный способ это сделать — научиться управлять ожиданиями. Доменико Фавоино и Георг Захман из Брюссельского аналитического центра Bruegel недавно опубликовали оценку, согласно которой 73% спада последних трех лет стали следствием не реального изменения спроса и предложения, а изменения связанных с ними ожиданий. По мнению исследователей, роль ожиданий в формировании цен резко возросла после 2008 года.

Сегодня, если требуется повлиять на цену, нужно не менять реальное рыночное соотношение спроса и предложения, а убедить трейдеров, что ситуация будет меняться в определенную сторону.

Это частично объясняет некоторый рост цен после февральского бессмысленного соглашения между двумя крупнейшими нефтедобытчиками, Россией и Саудовской Аравией, а также примкнувшими к ним Катаром и Венесуэлой, о заморозке добычи на январском уровне. С тех пор стоимость нефти Brent выросла на $10 за баррель.

Всякому человеку, и трейдеры не исключение, понятно, что это сомнительная сделка, которая ни к чему не обязывает участников, и что, если стороны договариваются о заморозке производства на пике, вероятно, они просто понимают, что в ближайшем будущем все равно не смогут добывать больше. И тем не менее это работает. Если переговоры в Дохе 17 апреля закончатся соглашением, это также может стать сигналом рынку.

Впрочем, доверие к соглашению достаточно низко, и стимулировать рост инвестиций в нефтяную промышленность США оно не сможет — инвесторы и кредиторы осторожнее трейдеров. Первых волатильность отпугивает, для последних это естественная среда.

В феврале подразумеваемая волатильность стоимости нефти марки Brent составляла около 70% (такого не было с 2009 года). Сейчас это примерно 50%, и для людей, оценивающих бизнес-планы в энергетической отрасли, это слишком много.

Саудитов и русских, впрочем, волатильность беспокоит меньше: они будут по-прежнему удерживать производство на как можно более высоком уровне, потому что от этого зависит уровень жизни населения, а значит и устойчивость режимов. И если можно поднять цены, не сигнализируя о реальном изменении тренда — это их совершенно устраивает, поскольку позволяет поднять прибыль.

Такие встречи, где обсуждается заморозка или сокращение уровня добычи, вполне для этого подходят. А в комбинации с новостью о сокращении добычи в США план может сработать еще лучше.

Что важно: такие новости нужно поставлять рынку регулярно. При этом соблюдать заключенные соглашения не обязательно — ОПЕК уже не раз доказывала, что не обращает внимания на собственные ограничения.

PRВыбирая создание сайтов от компании «Space Site» вы гарантированно получаете лучший инструмент

article thumbnail

На сегодня будет достаточно трудно вообразить себе интернет, если в нём хотя бы на один единственный миг пропадут все созданные на сегодня сайты, ведь по сути - это [ ... ]


НедвижимостьИспользование остекленных и раздвижных крыш в оформлении фасадов

article thumbnail

В настоящее время в любом городе работает большое количество ресторанов, кафе и других мест общественного питания. И, как правило, визитной карточкой любого завед [ ... ]